?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Апрель для меня редко начинается буднично или скучно. К его началу я уже успеваю преисполниться весеннего настроения и испытать невероятную для иных времён года тягу ко всевозможному активному времяпрепровождению и испытанию новых эмоций. Как правило, это выражается в походах на самые разные концерты, которые в иных условиях я бы, наверное, и не заметил в череде постоянно попадающихся мне на глаза афиш и анонсов. В своё время здесь даже появился тэг "апрельское путешествие", дабы отразить все подобные посещения концертных залов разного калибра объединённые той самой апрельской идеей - активного времяпрепровождения и испытания каких-то новых эмоций.



Написанное вследствие таких вот походов на концерты тексты совсем уж сложно считать репортажами, даже на фоне тог, что пишется здесь в иное время. В этих текстах я стараюсь отпустить на волю свою фантазию, поэтому повествование может вильнуть в любую сторону, превращаясь то в эмоциональный поток сознания, то в исторический экскурс.

Получалось такое, знаете ли, путешествие по мирам и эпохам, создаваемым или воссоздаваемым посредствам музыки.

На этот раз с началом такого "путешествия" всё сложилось как нельзя лучше. Сложно было представить более подходящее начало, чем концерт коллектива Faun случившийся 1 апреля в клубе RED.

Насколько я помнил из времён буйной юности, данный немецкий коллектив всегда завораживал меня оригинальностью в подходе к исполняемому материалу и глубокой атмосферности творчества, для пущего эффекта приправляя мелодии сыгранные на вполне аутентичных инструментах партиями синтезатора и семплами. Таким образом, получалась "причёсанная" и адаптированная для современного слушателя музыка вагантов и трубадуров эпохи возрождения, пусть и далёкая от оригинального звучания той эпохи, но способная погрузить слушателя в мир площадных представлений средневековых городов, а порой унести куда-нибудь в дебри лесной чаще, вдаль от суеты современного мира.

Но обо всём по порядку. Для начала на сцену вышла группа Gilead из города Тюмень. Собственно, всё описанное выше применительно к Faun, можно отнести и на счёт данного коллектива. Во многом поэтому, выступление его вышло весьма удачным. Публика услышала ровно то, ради чего собралась, и потому встретила разогрев очень тепло. Среди коллективов выбравших в качестве приложения своих творческих усилий medieval music, едва ли получится отыскать те, что смогли привнести в музыку что-то новое и, стал быть главным критерием для оценки таких групп становится качество исполнения оригинального или стилизованного под оригинальный материала. В такой ситуации отечественные музыканты, получающие при обучении более чем достойную исполнительскую школу, всегда выглядят ничуть не хуже приезжих, а зачастую и вовсе оказываются куда ярче. Группу Gilead и её творчество можно считать ярким подтверждением такого положения вещей, на сцене ребята смотрелись ничуть не хуже чем хедлайнер.

Насколько я могу судить, группа сформировалась на стыке нескольких субкультур близких к ролевому движению (что вполне естественно для местных реалий). Обычно, в таком случае, творчество превращается в настоящую "пляску хаоса" из архаичных и современных образов, из истории и фантастики; порождает удивительные смешения мировоззрений и символов.

Для меня как для человека пришедшего в заведение дабы начать месячное путешествие  по мирам созданным музыкой, всё это стало великолепной почвой для фантазий.

Всё то чёрно-красное (в цвет сценических костюмов группы) беснование; внушительных размеров крест, бодро раскачивавшийся на шее совершавшего всевозможные телодвижения Павла Михалева (главного исполнителя вокальных партий в Gilead); задорные мелодии; весьма успешные попытки завести толпу и сподвигнуть её на какие-то активное действия... всё это начало рисовать в моём воображении весьма фантасмагорическую картину.

Вероятно, я не усмотрел в нарядах музыкантов какого-то скрытого смысла, но расценил наличие креста, явно дисгармонирующего с прочими элементами выступления, как некоторую насмешку, за которую в прежние века музыканты наверняка лишились бы жизни.

Ни для кого не секрет, что подобное творчество преследовалось церковью вплоть до нового времени. Я поясню это на примере отечественных реалий, просто потому что со здешними церковными актами и уложениями я знаком куда лучше, чем с европейскими.

Судьба всевозможных скоморохов в здешних краях была прям скажем - незавидна. Смею думать, что из школьной программы многим известно, что бродячие музыканты частенько терпели побои и гонения, им ломали инструменты, да и вообще их жизни грозила постоянная опасность.

Стандартная фраза о том, что они отвлекали честных людей от служения господу и за это нещадно преследовались, убедительна лишь на первый взгляд. По всей видимости, скоморохи выполняли в средневековом обществе важную для простого населения функцию и оттого их ремесло, при должной сноровке и наличии таланта, а также умении быстро бегать, могло стать весьма прибыльным предприятием.

Если судить по различным актам и сборникам уложений, церковные власти более всего волновали эпизоды, когда в дни поминовения мёртвых благодарные потомки звали скоморохов на кладбища и после непродолжительных рыданий начинали плясать у могилы усопшего. Такие действия однозначно трактовались как пережитки дохристианской традиции (или традиции существовавшей с христианством параллельно), по всей видимости, являвшиеся когда-то составной частью действа во время языческой тризны.

Помимо этого скоморохи выступали на праздниках традиционно связанных с аграрно-календарными циклами, долгое время сохранивших смысл и внешние атрибуты, далёкие от христианского восприятия мира. Надо признать, что праздничные мероприятия наших предков, неважно к чему они были приурочены, не искрили каким-то особым разнообразием и представляли собой, как правило, общий и весьма скудный набор действий, к тому подобные знаменательные даты (точнее - недели... поскольку особых торжеств у предков было мало, но отмечались они в течение нескольких дней) традиционно объединяли в себе: и свадебные, и поминальные обряды, и празднества в честь собранного урожая или прихода весны к примеру. Такие праздники со временем приобрели вид ярмарок (как известно изначально ярмарки так же были жестко привязаны к аграрному календарю) и сохраняли всё те же черты. Ещё в 18-м веке этнографы отмечали, как в прошлое уходят языческие рудименты ярмарок, такие как кулачные бои и всевозможные традиционные игрища (потерявшие к тому моменту свой сакральный смысл). Единственным атрибутом таких торжеств и культ. массовых мероприятий который никогда не отмирал, были бродячие музыканты.

Теперь уже сложно сказать каковы были реальные смыслы тризн или подобных торжеств, невозможно даже реконструировать полный набор обрядов, действий и событий, происходивших в подобных случаях. Но можно сказать точно, что одной из важнейших целей, конечно же, была связь с потусторонним миром. А то, что происходило в процессе празднества, выражаясь современным языком можно было назвать - хаосом. Таким хаосом, который был бы похож на яркий, но бредовый сон, который видит человек уснувший, так и не избавившись от вороха переполнявших его эмоций и переживаний.

Мир такого сна (или мир сновидений в целом), по всей видимости, и рассматривался как "мир хаоса" или потусторонний мир. И ввергание себя в такое состояние наяву, вероятно рассматривалось, как возможность ощутить связь с тем миром.

Но вернёмся к нашим баранам, всё-таки обе группы, выходившие в тот вечер на сцену, исполняют музыку характерную для западной и центральной Европы. На самом деле ситуация в тех краях если и отличалась, то лишь в мелочах обусловленных местными особенностями каждой отдельно взятой страны или области.

О серьёзных отличиях можно говорить, лишь если мы вспомним об уже упомянутых здесь вагантах - людях в достаточной степени образованных и подававших своим музыкальные экзерсисы как протест против общества. Но, учитывая, сколь такое творчество было антиклерикально и сколь сильно оно было пропитано идеями античной культуры, едва ли  можно говорить о том, что широкие массы населения видели серьёзные различия между вагантами и прочими уличными музыкантами.

Здесь надо признать, что группы подобные Faun едва ли удастся отнести к какому-то определённому направлению или определённой разновидности площадных и бродячих музыкантов... в них всегда есть что-то от скоморохов, менестрелей, бродячих трубадуров и вагантов; здесь всегда находится место и любовным балладам, и леденящим кровь историям, и воспеванию буйства природы, и бесовским пляскам.

Должно быть, для исполнителя такого сорта название Faun и правда подходит как нельзя лучше. Коль уж его творчество призвано уносить слушателя в мир площадных представлений ренессанса. Коль уж эта эпоха в массовом сознании ассоциируется с возрождением античной культуры, обратившейся причудливым букетом красок и образов, расписывавших и украшавших города сонмом новых мелодий. Правда тут меня просто таки подмывает написать (хотя это и не имеет отношения к рассматриваемому вопросу) что такая точка зрения (будто эпоха возрождения и правда возрождала забытую античную культуру) является заблуждением. Тексты Платона и Аристотеля были основой патристики и схоластики соответственно. Двух средневековых философских концепций, которые сформировали мировоззрение людей тогдашней Европы. А во времена Карла Великого, который, как известно, родился где-то между 742 и 748 годом, а умер в 814, случилось так называемое «Каролингское Возрождение», во время которого была сформирована вся средневековая образовательная система, а придворные учёные мужи, творческая знать и прочие писатели панегириков всех мастей, в качестве псевдонимов брали себе имена видных деятелей античности.

Как видно из вышеописанного, античную культуру никто никогда не забывал, и в каком-то особом возрождении она не нуждалась. Изначальной идеей возрождения было очищения латыни от чужеродных вкраплений привнесённых в язык схоластами, успевшими к тому моменту накропать целые библиотеки томов изобиловавших элементами далёкими от оригинального языка Марка Тулия Цицерона. Правда вот беда состояла в том, что оригинальной латыни к тому моменту уже никто толком не знал, но некоторая реформа всё-таки состоялась. Впрочем, сейчас об этом едва ли кто-то вспомнил, если бы это событие, давшее название эпохе, не совпало с пиком расцвета античной культуры в Европе, ставшим логичным итогом всех тех изменений, которые постепенно происходили на протяжении без малого тысячи лет.

Но я отвлёкся…

Весьма популярное в Риме парнокопытное козлобородое божество можно считать великолепным символом связи с природой, символом чего-то мистического и загадочного, заставляющего воображение рисовать причудливые образы, скрывающиеся в недрах ночного леса. В то же время это вполне лирический образ, неплохо подходящий для любовных баллад.

Фавн, по всей видимости, стал собирательным образом божеств - хранителей местности. Римское восприятие мира подразумевало наличие у божества единственной вполне конкретной и никогда не меняющийся функции. Фавна в этой связи наделяли функцией пророчества и прорицания.

У людей поверхностно знакомых с религией Рима обычно складывается впечатление, что она вырождалась под влиянием эллинистической культуры. Это представление, мягко говоря, неверное. Эллинистическая культура и правда сыграла серьёзную роль для формирования образов главных божеств выполнявших основные титульные функции. При этом на бытовом уровне горожане и жители окрестных селений обращались к божествам куда более полезным для них в повседневной жизни. Римская культура изобиловала множеством мелких богов, которых в современном понимании этого слова и богами-то считать было сложно, Боги римлян (даже самые могучие) были не всесильны, а мелкие - и вовсе могли быть не сильнее человека, но незримо выполняли полезные для человека функции. Если нет желания разбираться во всех хитросплетениях подобного мировоззрения, и читать заумные статьи на эту тему, но хочется получить примерное представления о подобных божествах, почитайте фентази! "Мелкие боги" Терри Пратчетта в доступной форме и в общих чертах поведают вам об этом.

Фавн сохранил древние черты, по всей видимости, характерные для восприятия природы всеми индоевропейскими народами. Если сравнивать с местным фольклорным элементом, то он вполне соответствует местной "нечистой силе" (термин "нечистой силе", как вы понимаете, очень поздний), которая наблюдает за людьми в лесной чаще, оставаясь при этом для них невидимой, пугает людей, путает тропинки и заставляющей человека плутать по лесу... ну то есть по сути это леший, или полевик, если то же самое происходит в полях.

Предсказания фавна это тоже вещ вполне понятная. Всё что относилось к такого рода предсказаниям и прорицания в римской культуре, носило общее название дивинации (все культовые мероприятия римлян традиционно делятся на два вида: дивинации (divination) - угадывание воли богов и sacra - жертвоприношения, а так же всевозможные обряды и обеты призванные снискать расположение богов). Самым, пожалуй, известным вариантом дивинаций использовавшимся в Риме даже на самом высоком уровне, были ауспиции - угадывание воли богов по полёту птиц, заменённые позднее наблюдением за тем как куры клюют зерно, что было куда проще и давало более-менее стабильный результат. Сюда же относились и прорицания всевозможных оракулов. Но главное что можно связать с Фавном - это черпание воли богов из окружающих человека предзнаменований, звуков и ощущений которые могли подарить леса и поля, полнящиеся пением птиц, криками зверей, шумом листвы и журчанием воды в ручьях. Во всём этом, при изрядной доле воображения которым обладал человек в прежние века, и особо чутком восприятии любых ощущений, в сонме лесных звуков можно было различить слова, агрессию окружающего мира или наоборот благостное состояние.

Во многом именно поэтому зачастую Фавн изображается со свирелью или флейтой Пана (греческий Пан, по сути, очень близкое к Фавну божество, вероятно оказавшее на его образ определённое влияние... но не исключено, что эти образы изначально были очень похожи). Такое изображение символизирует в первую очередь то, что Фавн играет чарующую музыку лесов и полей; свист ветра, перемешивающийся с пением птиц.

Впрочем, Фавн, как и любое языческое божество, амбивалентен, он может быть и злым и добрым, ровно как человек ориентируясь лишь на собственное настроение и черты характера в выборе решения сиюминутных проблем и потребностей. Его лесной шепот, музыка и проказы, отнюдь не всегда сулили благо обретающимся поблизости.

Святилища Фавна, по всей видимости, обустраивались в особых и труднодоступных частях леса, где ощущения от его музыки усложнялось и усиливались самим местом, в которое вступал человек. Римляне выделяли два вида мест посвящённых богам: те, что люди посвящали им; и те, что боги избирали сами. Святилища Фавна, безусловно, относились ко второму типу мест такого рода. Они должны были в общих чертах соответствовать современным представлениям о "священных рощах" римлян, или попросту являлись оными рощами. Такие места можно считать проявлением древней как сами люди традиции создания священных мест, где человек чувствовал себя чрезвычайно странно и крайне необычно. Особенности ландшафта, необычные акустические эффекты, причудливые природные формы и прочие элементы, заставлявшие человека испытывать необычные ощущения и эмоции: страх, трепет, возвышенное чувство, ощущение присутствия кого-то незримого. Всё это, как правило, сопровождались некоторым эффектом дрёмы который, наверное, многие испытывали в лесу каждый из вас (например, собирая грибы или ягоды), если останавливались и начинали вслушиваться в звуки леса. Впрочем, такое ощущение современного человека можно считать лишь жалким подобием того, что ощущал в лесу (тем более в какой-то особо "мистической" его части) среднестатистический римлянин или, к примеру, житель средневековой Европы с его глубоко мифологическим мировоззрением.

Строго говоря, все религиозные течения, когда-либо рождавшиеся в человеческом обществе, пользовались этим. С помощью звуков, особых запахов, игры света и тени, особого или приглушенного освещения, их культовые сооружения призваны были (и призваны поныне) мгновенно ввергать человека в некое изменённое эмоциональное состояние.

То же самое лежит в основе любой театральной постановки или любого концерта, история которых восходит к древнейшим мистериям и тому же самому музыкальному сопровождению (уже упомянутому здесь ближе к началу) всевозможных культ. массовых мероприятий которые нынешние деятели РПЦ (как и их предшественники) с полным правом могли бы именовать бесованиями.

Я, знаете ли, не случайно вынес на обложку данного поста часть репродукции картины "Фавн в гостях у крестьян" (Ян Коссирс, XVII век). Античные представления о богах, близость к природе, всё это крестьянам были роднее, чем любые науки, древняя философия, живопись и скульптура. Эти люди продолжали жить, руководствуясь тем же самым аграрным календарём, а следовательно, своевременные всходы посевов, леса полные дичи и отсутствие заморозков волновали их куда больше чем спасение души. Это и обусловило сохранение связи с древними духами местности вплоть до новейших времён. Сохранило это и традицию празднеств, со временем (как я уже писал) приобретших форму всевозможных красочных ярмарок.

Именно таковы корни музыки навеянной шумом ветра и пением птиц, пришедшей к людям как будто из мира сна чтобы превратить хотя бы на некоторое время их серый и до тошноты упорядочены мир городских и поместных законов в пёстрый хаос...

Было ли происходившее в клубе RED похоже на безудержную, пёструю пляску хаоса? Была ли это музыка лесов или всё же скорее от неё веяло раскисшей глиной городских площадей? Ввергала ли она слушателей в то магическое состояние дрёмы и волшебное отрешение от правил окружающего мира? На эти вопросы вестимо должны ответить сами посетители, мне их ощущения не ведомы.

На самом деле было бы очень интересно узнать многие ли современные люди способны чувствовать те незамутнённые, почти первобытные эмоции, которые призвана дарить подобная музыка. И способны ли они почувствовать себя в объятьях хаоса и освободить свою голову для разговора с ветром или шум и серость больших городов с их жестким таймингом на обеденный перерыв, восьмичасовым рабочим днём и традиционным вечерним ТВ в них уже никак не искоренить?..

P.S. Я не мало удивлён и очень благодарен что вы дочитали этот текст до конца!

Должен признаться, что жутко разленился и теперь мне придётся долго работать над собой чтобы, как и раньше, постить материалы в течение 24 часов после окончания концерта. Но надеюсь, что не побью уже антирекорд поставленный написанием данного текста. Я и начал его писать лишь по прошествии пары дней после концерта, и тему хватанул слишком большой ложкой, так что в итоге меня понесло и пришлось просто сворачивать моё не в меру объёмное повествование, иначе я бы его и за две недели не дописал. Так что, если из написанного что-то для вас непонятно, или я не описал какие-то интересующие вас моменты, или возможно вы хотите ещё что-то уточнить, не стесняйтесь - пишите!

Шаг второй: Концерт The Vintage Caravan в клубе Brooklyn и очень-очень древние корни психоделического рока...

Шаг третий: Elder, 17 апреля, в клубе Volta... Безумие, дремлющее где-то между музыкой и самовыражением.

Шаг четвёртый: Wardruna, в клубе RED, 24 апреля. О рунах... О сагах... О создании реальности из фантазии...

Posts from This Journal by “Концерты и прочие приключения” Tag